Меню

  • На главную
  • Записи для себя
  • О самом главном
  • В дом пришла беда
  • На улице дождик
  • О первой встрече
  • Её четыре войны
  • Знаменитая Катюша
  • Темы военного времени
  • Огневой патриот России
  • Воспоминания о приюте в Саратове
  • Выступления на полях сражений
  • Концерты для раненых в боях
  • Воспоминания в рассказах
  • Любимица народа
  • Новая жизнь песни Валенки
  • О таланте певицы
  • Последние концерты
  • Удивительные свойства характера
  • В воспоминаниях современников
  • Знакомые имена
  • Симпатии к зрителю
  • Русланова всегда с нами
  • Культурные страдания
  • О Дворце Культуры им. Кирова
  • Ответ Д. Г. Вразовой по ДК имени Кирова








  • Предприятие Аконит г.Волгоград;
    Компьютерная игра Warhammer;
    Шарф - украшение Сидней, Шарф-ожерелье с подвеской;
    Донские сфинксы;
    Сталинград;
    приборы контроля для лабораторий;





    О самом главном - Легенды и жизнь певицы Руслановой

    О САМОМ ГЛАВНОМ

     

    Получилось небольшое недоразумение, но оно помогло мне познакомиться с судьбой «Гвардии певицы Руслановой». Сергей Юрьевич передал мне две книги о Руслановой. Забрав обе книги из личной библиотеки С. Ю. Пальгова, я попросила его разрешить мне их придержать. И стала читать. Скажу честно, первую книгу прочитала быстро, а вторая мною очень интересно читалась – одновременно быстро и медленно. Почему? Трудно непрофессионалу ориентироваться в вопросах искусства и других, когда автор делает ссылки на найденные документы. Зато многое узнала. Я не могла оторваться от этих книг. Спасибо авторам и Сергею Юрьевичу. Я читала их, думала, разгадывая судьбу Лидии Андреевны и ещё много думая о русской песне, об изменениях в жизни нашей родной и любимой страны. Что делать, чтобы песня русская пелась народом? Вспоминаю своё послевоенное детство. Помогала маме вышивать, а ушки на макушке и впитываешь песни и музыку классическую, льющиеся из радиоприёмников. С дядюшкой любили петь на ступеньках родного крыльца   в доме на посёлке Химгородок (Кировский район города Сталинграда, ныне Города - Героя Волгограда). Нет теперь нашего посёлка, нет дядюшки, но песни то в моей памяти и сердце навсегда. А в 17 лет пошла в хор к Петру Ильичу Ершову во Дворец Культуры имени Кирова в Бекетовке. Там же пел и мой будущий молчаливый муж. В гостях мы тоже всегда пели. Сейчас пою, когда сделаю какое-то дело удачно, когда стираю или готовлю, когда грустно. Есть серия любимых песен. Отсортировала их  моя уже долгонькая жизнь. Скоро 72. А переверните, будет 27. Хороший возраст. А если серьёзно, то любой возраст у человека хорош и очень интересен. Вот только трудно распределить силы, чтобы на всё хватало. Делай выбор человек. Вот и сказала на своё семидесятилетие горячо любимым внукам: «Молодёжь, у вас современных молодых мне нравиться одно слово: «ОТВЯНЬТЕ!». Все мы расхохотались. Ведь всех дочкиных детей – святую троицу – выучила даже в музыкалке (сейчас это ДШИ № 1). Они умеют петь, танцевать и играть на инструментах. Давайте посмеёмся. Внуку танцующему необходимо было освоить и инструмент. Он выбрал с педагогом трубу. Дали пырочку, он в неё всё старательно дул. И вот у него труба. Ребёнок счастлив несказанно и мне говорит: «Бабушка, можно я тебе сыграю?». Я радостная, жду. А он мне извиняясь: «Я только это умею». И как вжарил мне «Похоронный марш» на манер «Барыни». Наслушалась и насмеялась. Говорю соседке: «Не пугайся,  если у меня за нашей общей стеной услышишь «Похоронный марш», это мой любимый первый внук осваивает трубу. Учиться музыке». Про внука Дениса услышала частушку.

     Я не сам пляшу.

     Меня черти носят.

     Малы чертенятки

     поднимают пятки.

    Ребёнок с четырёх лет уже готов был плясать, что и делал впоследствии и закончил музыкалку по классу танца. Вот и представьте праздник ОАО «Химпром» на стадионе, на берегу родной Волги. А гулять химики умеют от души. Праздники были широкие, и много было самодеятельных артистов. Приглашали и профессионалов. Стадион среди парка. Гудит всё: музыка льётся, трансляция шла великолепно, все кусты и полянки тоже гудят. Наши заводские кулинары торгуют вкуснятиной. Зрители на трибунах, вокруг стадиона всё облеплено людьми. Пляшут, поют, отдыхают. Заканчивалось всё фейерверком. Какая же красотища, когда на тебя с неба сыплются живые   огней. Все кричат, хлопают. А потом все поющие, радостные, одной семьёй идём через железнодорожное полотно и рассасываемся. Кто на электричку, кто на автобус, а мы, живущие рядом, идём мимо белоколонного Дворца Культуры по своим кварталам. И вот меняется жизнь. Разрушается Дворец Культуры и скоро рухнет. Нет праздников. Нет, толком света во дворах и на улицах. Что же происходит с нашей жизнью. Ведь мы тоже живём в Городе-Герое Волгограде. И стали мы «бороться» за свою Бекетовку. Но вернёмся в праздник, то - есть лет так, этак более 20 назад. Внуку 6 лет. Он в русском костюме: вышитая рубашка с кушачком, шаровары заправлены в сапожки. Он не может стоять спокойно. Музыка везде и праздник. И наш любимый внук радует нас с дедом так, что русскую пляшет даже, когда стоим с друзьями в кружок и отдыхаем. Его танец на сцене включал соревнование двух танцоров – паренька лет 15-ти и нашего маленького. Коленца сделаны были великолепно, внук получил не только аплодисменты, но и огромнейшее удовольствие. А утром… Ребёнок встал и всё ещё под впечатлением праздника, стал рассказывать. И вот тут мы поняли, что наш внук обладает хорошим слухом и памятью. Пришлось ребёнку объяснять, что не все слова, услышанные им вчера, надо произносить вслух ребёнку. Нам это было легче объяснить, так как мой покойный супруг (говорю правду) никогда не позволял себе говорить нам даже слово «дура» или «дурак». Он нас любил и главное уважал. А знала я его 35 лет: три года дружили и 32 года прожили семьёй. Да и сейчас память о нём осталась в наших уже внуках. Бранные слова у нас не в чести – это заслуга деда. Первая среди внучек, а по счёту третья Сашенька тоже родилась танцующим ребёнком. Мне было мало водить их на танцы в Бекетовке, стала возить их в фольклорный ансамбль на Бакинской. Поездки были далеки, но нам было весело и радостно танцевать. Вот идёт выступление детей у Дворца спорта. Подготовлен помост. Выступают наши дети и внуки. Играет музыка, и они поют. Проигрыш, дети стоят. Моя же внученька Сашенька любуется своими украшениями: радостная хлопает ладошками по гирляндам бус и улыбка во весь ротик. О! Музыка и надо петь. Поёт самозабвенно. Проигрыш. И вновь искреннее любование ребёнком такой красотищей. Мы же все родители и бабушки покатываемся от смеха. И мне говорят: «А что Вы раньше бусы не одели?». «В целях их безопасности». Сколько было радости и внукам и мне. А кусочек моей души Настенька, которую в 5 лет посадили за аккордеон, она уже была готова от рождения к обучению музыке.… Закончив в 13 лет музыкалку, она привыкшая с пяти лет ходить в музыкалку и потом - вначале мы шли учиться музыке, а уже потом в общеобразовательную школу, меня спросила: «А что я буду дальше делать?». На выпускном вечере, поблагодарив директора ДШИ № 1 Геннадия Александровича Плюща и педагогов, сказала: «Спасибо вам, что мы, окончив музыкальную школу, не получили отвращения к музыке». А теперь о серьёзном. Когда мои внучки Сашенька и Настенька, собирая виноград на крыше дачного домика, пели чистейшими голосками Моцарта на два голоса, это было чудо. Когда я повезла взрослых внуков на концерт симфонического оркестра по сказкам Пушкина, то, идя, домой после концерта из ЦКЗ, спросила: «А что вам понравилось?». Денис мне ответил: «Проход Балды. Музыка Шостаковича». Когда задумала с 4-х лет водить старших внуков Дениску и Сашеньку в школу Эстетики (2-х годичную), то спросила художественного руководителя Дворца Культуры Сахарова: «А что это за школа?». Лев Николаевич ответил: «Будем учить малышей культуре».    Сама ходила в хор в юности и возобновила на пенсии учёбу культуре и пению. Сейчас, к сожалению, не могу осилить по здоровью и занятости. Но песня всегда со мной рядом. Помурлычу, помурлычу и вдруг (всегда удивляюсь, откуда это) запою с удовольствием и во всю мощь своего небольшого «камерного» голоса. И душа моя отдыхает и очищается.…Ведь петь – это счастье, когда твоя душа говорит с Богом о счастье и горе. В 1990 году мы хором ездили на экскурсию в Город - Герой Ленинград (ныне Санкт - Петербург). Была незабываемая встреча, когда встретилось два хора, наш и тутошний. И запели мы песню, которую знали оба коллектива. Это было незабываемое чудо. Чудо русской песни. Пойте люди, пойте для себя.

    «РУСЛАНОВА Лидия Андреевна (1900-1973), певица. Исполнительница русских народных песен. В 1941-1945 участница фронтовых концертных бригад. Первое выступление Руслановой на фронте состоялось в районе Ельни в конце июля 1941. Неоднократно выступала в блокадном Ленинграде, на передовых позициях многих фронтов, а также в Берлине. Репертуар Руслановой включал наряду с народными песнями и песни советских композиторов. В 1944 на личные сбережения певицы была приобретена боевая техника для миномётной батареи». («КТО БЫЛ КТО В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ 1941-1945. Люди. События. Факты». Справочник. М., Издательство «Республика». 2000. С. 213). «В этом песенном крае в самом начале нового века родилась 14 октября 1900 года и выросла Русланова. Первое ощущение себя человеком и для неё было связано именно с песней. «Зыбка. В зыбке той ребёнок – младший брат. Он пищит, не хочет лежать один. А матери некогда. Мать – сноха в мужней семье, с маленькими она не ходит в поле. Зато весь дом, всё хозяйство – на ней. Двигаясь по избе, мать толкает, подкачивает зыбку, а сама поёт. Двумя годами раньше я сама в этой зыбке лежала, и такой же песней мать меня убаюкивала. А теперь сижу, забившись где - нибудь в уголок – то ли на печке, то ли на полатях, и слушаю материнское пение. У матери тяжело на душе. Мотив, на который она нижет бессвязные слова, заунывный, грустный. Мне и плакать хочется, и слушать бесконечно. И когда замолкает уснувший брат, прошу, спой ещё!». /Русланова Л. «С песней по жизни». – «Советская эстрада и цирк», 1968, № 7, с. 6/.  («Лидия Русланова. В воспоминаниях современников». М., «Искусство», 1981. // Н. Смирнова. «Русланова – это русская песня». С. 62). Начинаю листать страницы красочно оформленной книги Владимира Ильича Вардугина «Легенды и жизнь ЛИДИИ РУСЛАНОВОЙ» (Саратов. Приволжское книжное издательство. 1999).

     «Уродилася я,

     Как былинка в поле,

     Моя молодость прошла

     У людей в неволе».

    (Владимир Вардугин «Легенды и жизнь ЛИДИИ РУСЛАНОВОЙ». Саратов. Приволжское книжное издательство. 1999. С. 12). Возьмите эту книгу и прочитайте сами. Я же буду выбирать только то, что мне ближе по моему сейчас увлечению и работе, что рассказывала сама        Лидия Андреевна, её друзья и её фронтовую биографию. «Проводы в армию отца – одно из самых ярких впечатлений маленькой Паньки (так звали домашние старшую дочь Андриана Лейкина). Лидия Андреевна в конце жизни вспоминала о том потрясении, которое она пережила вместе с семьёй. «Совсем ребёнком, не слыша ещё ни одной настоящей песни, я уже знала, какое сильное вызывает оно волнение, как действует на душу. Настоящая песня, которую я впервые услышала, был плач. Отца моего в солдаты увозили. Бабушка цеплялась за телегу и голосила. Потом я часто забиралась к ней под бок и просила: повопи, баба, по тятьке! И она вопила – «На кого ты нас, сокол ясный, покинул?..». (Лидия Русланова. «Жизнь моя, песня». «Советская эстрада и цирк», № 7, 1968)». В 1970 году Лидия Андреевна, записывая на фирме «Мелодия» грампластинку «Говорит и поёт Русланова», отмечала, что «когда говорят о русской песне, - протяжной с настроением, - я вспоминаю своё детство, когда провожали моего отца в солдаты. Когда провожали в солдаты, пели обязательно «Уж сад, ты мой сад». Грустная, любовная, но вместе с тем широкая, специфически русская». (Владимир Вардугин «Легенды и жизнь ЛИДИИ РУСЛАНОВОЙ». Саратов. Приволжское книжное издательство. 1999. С. 22 - 23).

    «Уж ты сад, ты мой сад,

    Сад зелёненький,

    Ты зачем рано цветёшь,

    Осыпаешься?

      

       Ты зачем рано цветёшь,

       Осыпаешься?

       Ты далеко ль, милый мой,

       Собираешься?».  

     

    … Не ругайся, не бранись,

    Скажи: «Милая, прощай!».

    Скажи: «Милая, прощай!

    Уезжаю в дальний край!».

    (Владимир Вардугин «Легенды и жизнь ЛИДИИ РУСЛАНОВОЙ». Саратов. Приволжское книжное издательство. 1999. С. 26). «Не помню, когда я сама научилась петь. Много лет спустя – десять, не меньше – услышала я слово «артисты», узнала, кто они и что делают. Но (болезнь эта и свела её в могилу, а я расхаживала, как по сцене, на русской печке и пела всё подряд, что знала, - и деревенское, и городское. Городские песни совсем без труда запоминала. В деревне пели сложно, с подголосками, с «подполозами», а эти раз услыхала – и уже пою. Все удивлялись: вот бесёнок, какая памятливая!».  (Владимир Вардугин «Легенды и жизнь ЛИДИИ РУСЛАНОВОЙ». Саратов. Приволжское книжное издательство. 1999. С. 23). «Песни учили меня, растили, воспитывали, раскрывали глаза на мир – что б я знала, что бы могла понимать?». /Русланова Л. «С песней по жизни». – «Советская эстрада и цирк», 1968, № 7, с. 6/. («Лидия Русланова. В воспоминаниях современников». М., «Искусство», 1981. // Н. Смирнова. «Русланова – это русская песня». С. 63). «В телевизионной передаче в сентябре 1971 года певица рассказала, как она рассталась с дедом, «злым, сердитым». «Дед меня бил. Я залезу на солому, на крышу соломенную, а в кармане у меня – спички. Если дед меня бьёт, я говорю: «Запалю крышу!». Однажды и запалила. Уж били меня смертным боем. А потом приехала бабушка, материна мать. Сказали: забирайте сейчас же, чтоб её духу не было. Бабушка меня увела в деревню. И мальчика взяла. Итак, у неё было двое детей, а есть-то нам и нечего. Так мы с бабушкой и пошли по миру». По преданиям сельчан, маленькая Панька, желая отомстить деду за постоянные побои, подожгла не крышу, а… бороду Дмитрию Алексеевичу, когда тот тихо - мирно дремал на завалинке. Избил её дед не столько от боли, сколько из-за глубочайшего возмущения: для старовера борода – величайшая святыня!».

    …первые уроки пения она брала у неё, своей любимой бабушки, маминой мамы. «Бабушка, слепая бабушка, у которой мы с братом жили, когда умерла мать, эта бабушка много и замечательно пела. И каждое утро я не могла дождаться, когда позавтракаем, когда бабушка примется мыть чашки и петь». Вот с ней и ходила по окрестным селениям, зарабатывая на жизнь пением под окнами у богатых людей…«А там купчихи. Вот под окно подойдёшь, она (бабушка). – В. В.) – «ну-ка, заводи!». Я и – «Подайте милостыньку Христа ради… Мы есть хотим, дай нам хлебушка, тётенька милая», - вспоминала спустя 65 лет Русланова свою сиротскую долю. – Открывается ставня, вылазит богатая толстая купчиха, говорит: «Ты чего, девчонка, тут скулишь?». – «Тётечка мы есть хотим». – «Ну, эт, что ж тебе есть, а ты чего умеешь?». – «Я всё умею, - я говорю, - петь я умею, плясать. Ты нам только хлебушка давай». Принесли нам хлеба. Разделили мы этот хлеб, кусочек на троих: бабушке, брату и мне. Я очень горевала по брату». (Владимир Вардугин «Легенды и жизнь ЛИДИИ РУСЛАНОВОЙ». Саратов. Приволжское книжное издательство. 1999. С. 24).